Блоги пользователей

У семи нянек МЧС без глаза

Written by UslqzWysxer

Вот уже второй год 7 «нянек» — Генеральная прокуратура, Главная военная прокуратура, Следственный комитет, МВД, МЧС, Счетная палата России и, наконец, правительство Северной Осетии — упорно закрывают глаза на преступления, совершенные и совершаемые в Главном управлении МЧС РФ по РСО-Алания. Позиция высокопоставленных чиновников вполне объяснима — ведь воруют не у них лично, а у государства…

 

Первый материал цикла «До Бога высоко, до Шойгу далеко» был опубликован в «Северном Кавказе» еще в апреле 2009 года. Поводом к публикации стали несколько неправомерных, на первый взгляд, увольнений с работы сотрудников Главного управления МЧС РФ по Республике Северная Осетия-Алания. После проверки озвученных изгоями фактов стало понятно, что заместитель начальника финансово-экономического отдела ГУ МЧС РФ по РСО-А майор З.З. Харебова, начальник инженерной службы управления по г. Владикавказу ГУ МЧС РФ по РСО-А подполковник А.С. Гатеев, главный специалист Государственной инспекции по маломерным судам ГУ того же ведомства А.Ч. Ваниев лишились работы вполне мотивированно — незадолго до увольнения каждый из вышеперечисленных сотрудников попытался обратить внимание руководителя Главного управления В.Н. Костарнова на… совершаемые им и его приближенными правонарушения. Реакция на оные обращения была, и по нынешним временам весьма гуманная: пожурив заигравшихся в демократию подчиненных, незлобивый начальник предложил им ЗАТКНУТЬСЯ, во избежание каких-нибудь нежелательных «эксцессов». Харебова, Гатеев и Ваниев «доброму совету» руководства не вняли — начали писать в выше — и еще вышестоящие инстанции и благополучно пополнили ряды безработных. Свободного времени у наших героев стало больше, и они продолжили свою правдоборческую деятельность.

За это время в материалах «СК» была обнародована информация о десятках уголовно наказуемых деяний, совершенных руководством или при попустительстве руководства североосетинского МЧС. Опубликованные материалы с комментариями редакции направлялись практически во все заинтересованные органы, и результат превзошел самые смелые ожидания — объем отписок из федеральных и региональных «контор» вполне мог бы покрыть норму по сдаче макулатуры небольшой пионерской организации. К сожалению, макулатурой все и ограничилось.
После публикации в «СК» статьи «Мафия бессмертна?» в газету поступил отклик из Южного регионального центра МЧС России. Несмотря на то, что послание руководства ЮРЦ на 80% повторяет предыдущее, датированное осенью прошлого года, мы все же решили опубликовать его целиком, прокомментировав основные тезисы подписанта — начальника регионального центра генерала-майора А.В. Колупаева.
«Руководством Южного регионального центра МЧС России по поручению Министра Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий внимательно рассмотрено Ваше обращение, размещенное на сайте contr@mchs.gov.ru на неправомерные действия должностных лиц Главного управления МЧС России по Республике Северная Осетия-Алания. По существу данного обращения сообщаю следующее.
В результате проведенной проверки специалистами регионального центра установлено, что сведения, указанные в статье региональной газеты «Северный Кавказ», ранее неоднократно рассматривались в региональном центре по обращениям Харебовой З.З. и Ваниева А.Ч., на которые адресаты получали мотивированные ответы. Также подобные обращения неоднократно направлялись в адрес МЧС России, Администрации Президента РФ, Генеральную прокуратуру РФ и другие государственные органы.
По фактам, указанным в жалобах Харебовой З.З., Ваниева А.Ч., в Главном управлении МЧС России по Республике Северная Осетия-Алания проводились проверки, в том числе представителями Центрального аппарата МЧС России, управления Южного регионального центра МЧС России, а также Счетной палатой Российской Федерации, Счетной палатой Республики Северная Осетия-Алания, прокуратурой Республики Северная Осетия-Алания и ОБЭП УВД Республики Северная Осетия-Алания. В ходе проверок выяснялось, что информация, изложенная в обращениях, частично подтвердилась».

В предыдущей редакции (исходящий №7-2/127-Г от 3 сентября 2009 г.) эта, практически дословно воспроизведенная, часть письма заканчивалась несколько иначе: «В ходе проверок выяснялось, что информация, изложенная в обращениях, НЕ ПОДТВЕРДИЛАСЬ».
Что ж, не прошло и года, а факты, изложенные в наших публикациях, начали, хоть и со скрипом, но подтверждаться. Это отрадно! И все же хотелось бы получить более подробную информацию о том, какие меры приняты руководством ЮРЦ по данным фактам — преступлениям и нарушениям, совершенным руководством и сотрудниками ГУ МЧС РФ по РСО-Алания? Кто и как наказан, кого привлекли к ответственности?
Нас также интересует Ваша, уважаемый Александр Васильевич, реакция на обнародованные «СК» факты, которые так и не нашли своего подтверждения в ходе указанных проверок. Как ни крути, а мы живем в демократической стране, в которой даже самый бесправный генерал МЧС (имеется в виду Ваш в недалеком прошлом непосредственный подчиненный В.Н. Костарнов — прим. авт.) может в судебном порядке защищать свои честь и достоинство от поливающих его грязью продажных газетчиков (имеюсь в виду я — прим. авт.). В качестве бесплатной консультации, позволю себе напомнить правовую норму (части 2, 3 статьи 129 УК РФ), в соответствии с которой ваши юристы могут попытаться привлечь газету «Северный Кавказ» и непосредственно автора к ответственности за клевету.
«По вопросу незаконного увольнения из Главного управления МЧС России по Республике Северная Осетия-Алания Харебовой З.З., Ваниева А.Ч. и Гатеева А.С. поясняю, что законность и обоснованность увольнения Харебовой З.З и Ваниева А.Ч. установлена вступившими в законную силу решениями судов. Гатеев А.С. уволен с военной службы по п. 6 ст.51 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (по собственному желанию), о чем Вам уже сообщалось.
Таким образом, исходя из вышеизложенного, указанные должностные лица были уволены в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, и сведения, указанные в Вашей статье «об изгнании из Главного управления МЧС России по Республике Северная Осетия-Алания Харебовой З.З., Ваниева А.Ч, Гатеева А.С.» являются надуманными и не соответствуют действительности».

Увы, формат газеты не предполагает развернутой дискуссии, поэтому постараюсь по возможности кратко описать ситуацию с увольнением З.З. Харебовой.
В 2006 году, в ходе проверки обоснованности начисления сотрудникам ГУ МЧС РФ по РСО-А дополнительных выплат за работу в условиях ЧП в период осетино-ингушского конфликта, майор Харебова выявила факт повторной выплаты «ЧПшных» начальнику ГУ, тогда еще полковнику, В.Н. Костарнову. Харебова предложила шефу вернуть незаконно полученные 236 тысяч рублей в кассу, однако Костарнов не спешил расставаться с деньгами. Пришлось заместителю начальника финотдела ГУ обращаться к вышестоящему командованию. Спустя полтора года Виктор Николаевич все же вернул деньги родной управе — после соответствующего предписания ЮРЦ МЧС. По одному Богу понятной логике, к дисциплинарной ответственности за эту «бухгалтерскую ошибку» был привлечен экс-начальник финотдела ГУ Ю. Жилкин…
Ясно, что такое усердие подчиненной в отстаивании интересов государства не могло не вызвать у руководителя определенного раздражения, тем более, что Харебова припомнила и другие «грешки» начальника ГУ. Как выяснилось, еще в период прохождения службы в Орджоникидзевском высшем общевойсковом училище Виктор Костарнов получил от Минобороны двухкомнатную квартиру во Владикавказе. В 2001 году МЧС предоставило Виктору Николаевичу уже трехкомнатную квартиру — на тот момент жилой фонд североосетинского ведомства не располагал необходимыми ресурсами и улучшить жилищные условия семьи Костарновых из 4 человек решили за счет Астраханского управления. Вопреки установленному законом порядку, В. Костарнов не вернул свою владикавказскую «двушку» государству, а продал ее. Продав затем и трехкомнатную квартиру в Астрахани, он приобрел на вырученные деньги шикарные апартаменты в элитной высотке Владикавказа. За отсутствием «стрелочника» правоохранительные органы отреагировали на сигнал Харебовой стандартными отписками.
Благодаря З. Харебовой, отчаявшейся добиться справедливости в своем ведомстве, достоянием гласности стали и факты финансовых нарушений в ГУ — нецелевом использовании 121 миллиона рублей, хищении более 2 с половиной миллионов рублей, махинациях с премиями спасателей и «чрезвычайными» выплатами. В этом случае «стрелочники» нашлись — к уголовной ответственности были привлечены рядовые сотрудники управления.
Ждать, что еще накопает ретивая финансистка в его героическом прошлом, начальник управления не стал. В марте 2008 года в представленном на рассмотрение аттестационной комиссии списке кандидатов на продление контракта возле фамилии Харебовой появилась недвусмысленное пожелание: «Не оставлять на службе». Однако уволить высококлассного специалиста, имеющего в личном деле 29 поощрений и ни одного взыскания, было непросто. Уже через месяц Заира Харебова, пребывавшая в тот момент на больничном, схлопотала первый за 11 лет службы выговор — «за ненадлежащее исполнение функциональных обязанностей». Контракт 45-летней женщине, в одиночку воспитывающей троих детей, не был продлен «по достижении предельного возраста по службе».
З. Харебова пыталась в судебном порядке оспорить приказ о выговоре, на основании которого ее, собственно, и уволили. ГУ МЧС предоставило в суд акт, согласно которому 11 июля 2008 Харебову ознакомили с приказом, который она, якобы, отказалась подписать. В судебном процессе было установлено, что на самом деле Харебова ознакомлена с приказом лишь 28 августа 2008 года — суду представили 4 рапорта Харебовой с требованием выдать ей копию приказа, да и сами члены комиссии заявили, что в июле с приказом ее не ознакамливали. Суд не принял этот факт во внимание, и вынес вердикт: «Срок обжалования пропущен. Харебовой в иске отказать!».
Имея «узаконенный» таким образом строгий выговор, шансов оспорить решение о непродлении контракта, которое, согласно закону, оставлено «на усмотрение руководителя» (то есть В.Н. Костарнова), у Харебовой практически не было.
Аналогичным способом руководство ГУ МЧС по РСО-А избавилось и от Гатеева с Ваниевым.
Что из изложенного здесь, на Ваш взгляд, является «надуманным и не соответствует действительности»?
Да, как Вы, господин генерал, верно отметили, законность увольнения Харебовой и Ваниева установлена решениями судов — и теперь Вы знаете, как они принимались. Но, решения Ленинского районного суда Владикавказа о выплате «ЧПшных» сотрудникам североосетинского МЧС Вы весьма успешно оспаривали и даже обращались в следственные органы с заявлением о наличии в действиях судей признаков преступления (исходящий №4-2/ 99-Г от 30 июля 2009 г.). В случае же с увольнением сотрудников никаких сомнений в объективности решений все того же Ленинского райсуда у Вас почему-то не возникло. Или они Вас просто устраивали?
Нет, я понимаю, что руководителю организации крайне невыгодно иметь подчиненных, которые в любой момент могут схватить его за вороватую руку. Но я совершенно не понимаю, почему это должно быть невыгодно Вам — представителю вышестоящего руководства? Думаю, нет никакой необходимости озвучивать мои предположения на этот счет, тем более, что они основываются на Вашей позиции лишь по данному делу и ничем иным не подтверждаются. Во всяком случае, пока не подтверждаются…

«По вопросу присвоения денежных средств начальником специализированной пожарной части №6 государственного учреждения «1 отряд федеральной противопожарной службы по Республике Северная Осетия-Алания» поясняю следующее. В соответствии с приказом Главного управления МЧС России по РСО-Алания от 16.11.2009 г. №250 полковник внутренней службы Дзтиев Хаджимурза Георгиевич уволен из рядов Государственной противопожарной службы по основаниям, предусмотренным пунктом «б» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел (по достижении предельного возраста). После увольнения Х.Г. Дзтиева, в январе 2010 года правоохранительными органами в отношении него было возбуждено уголовное дело. В настоящее время проводится предварительное следствие».
Складывается впечатление, что Вы либо не хотите понимать того, что написано в обсуждаемой статье, либо ваши подчиненные, готовившие письмо в редакцию, вводят Вас в заблуждение. На всякий случай процитирую часть статьи, на которую Вы мне пытаетесь «пояснять»:
«Как нам удалось выяснить, полковник N. — лишь очередная «пешка», которую отдали на съедение, дабы спасти от уголовной ответственности фигуры посолиднее. После событий в Южной Осетии в 2008 году премии за работу в рамках операции по оказанию гуманитарной помощи югоосетинским братьям, «матпомощь» и т. д. выписывали сотрудникам всех частей ГУ «Отряд ФПС МЧС РФ по РСО-А». И эти средства были похищены не только в СПЧ №6, но и во всех остальных пожарных подразделениях североосетинского МЧС».
Позволю себе еще одну цитату:
«Когда мы попытались поднять шум, в Беслан пожаловали руководство и финансисты МЧС РСО-А, — рассказали обворованные пожарные. — По их словам, эти премии не были похищены, а просто пошли на «прокорм» генералов из МЧС России и Южного регионального центра, которые руководили работами по «гуманитарке». Сказали, что начальник ГУ МЧС по РСО-А генерал Костарнов пообещал вернуть деньги (только тем, кто будет молчать, несговорчивых ждет увольнение), но прошло уже несколько месяцев, а из Владикавказа ни слуху, ни духу. На днях вообще заставили подписать бумаги, что мы потерпевшими себя не считаем и никаких претензий не имеем…»
Возможно, ничего нового я Вам этой цитатой не открыл, ведь, если верить словам североосетинских пожарных (ссылающихся на В. Костарнова), похищенные у них деньги пошли на «прокорм» высшего состава МЧС, в том числе, и лично Вас…
«По вопросу продажи и последующей перепродажи защитных сооружений гражданской обороны поясняю следующее. В 2007 году заявление и необходимые материалы, касающиеся неправомерной приватизации защитных сооружений, были направлены в межрегиональный отдел по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями Главного управления МВД по Южному федеральному округу. В настоящее время по данному спору в Ленинском районном суде г. Владикавказа рассматривается иск прокуратуры Иристонского МО г. Владикавказа. Главное управление МЧС России по РСО-Алания привлечено к участию в деле, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора».
И опять Вы, Александр Васильевич, пытаетесь ввести меня в заблуждение. В статье «Мафия бессмертна?» я писал о вполне конкретных объектах: защитном сооружении, находившемся на балансе ВМУЖЭП №4 (г. Владикавказ, ул. Фрунзе, 31«а»), убежище, находившемся на балансе ГУП Гормолзавод «Северо-Осетинский» (г. Владикавказ, ул. Московская, 3), убежище, находившемся на балансе ОАО «Ацамаз» (г. Владикавказ, ул. Зангиева, 55). Убежища были проданы и перепроданы, уголовные дела по данным фактам благополучно «спущены на тормозах», а Вы мне рассказываете про какие-то «заявления»!
Ленинский районный суд Владикавказа действительно рассматривал прокурорский иск по факту незаконной продажи убежища, только он к вышеперечисленным защитным сооружениям не имеет никакого отношения. Иск прокуратуры касался подвального помещения под гостиницей «Кавказ», которое в условиях ЧС является защищенным пунктом управления столицы Северной Осетии. Суд признал сделку по продаже убежища незаконной. Вот только заслуг Ваших подчиненных по данному делу прокуратура как-то не отметила…
Может Вы таки соблаговолите ответить на вопрос: каким образом все эти сооружения оказались в частной собственности, кто из ваших подчиненных понес наказание за разбазаривание фонда убежищ, и когда эти объекты будут возвращены государству?
На эти вопросы вполне мог бы ответить подполковник Гатеев, который как раз и боролся за включение бомбоубежищ в реестр госимущества, что позволило бы уберечь их от незаконной «прихватизации». Но его, как Вы изволили заметить, уволили «по собственному желанию» — желанию тех, кто вовсе не желает расставаться с незаконно приобретенными «объектами недвижимости».
Все эти факты имеют документальное подтверждение, и Вам, Александр Васильевич, не пришлось бы тратить драгоценное время на их опровержение, отыщи Вы в своем плотном графике полчаса на личную встречу с героями наших публикаций.
«По вопросу организации и передачи гуманитарной помощи Республике Южной Осетии поясняю, что в соответствии с постановлением Правительства РСО-Алания от 15.08.2008 г. №192 «О мерах по организации приема и передачи гуманитарной помощи Республике Южная Осетия» была образована республиканская комиссия по организации приема и передачи гуманитарной помощи, а также были утверждены Правила приемки и передачи гуманитарной помощи Республике Южная Осетия.
Прием, учет и отправка гуманитарных грузов производились на материально-технической базе экстренного реагирования государственного учреждения при Правительстве РСО-Алания «Центр обеспечения деятельности по защите населения и территорий РСО-Алания от чрезвычайных ситуаций», в соответствии с указанными правилами приемки и передачи гуманитарной помощи».

Я не знаком с указанным документом, но все же позволю себе предположить, что этим постановлением правительство Северной Осетии устанавливало именно правила приема и передачи гуманитарной помощи, а вовсе не порядок ее разворовывания. Время, знаете ли, такое было — не решились бы…
Если Вы действительно читали статью, которую потом «внимательно рассмотрели», то, наверное, обратили внимание на следующие слова:
«… В ряде случаев не составлялись акты приемки продукции и акты, предусмотренные в случае отсутствия сопроводительных документов. Кроме того, фактически не осуществлялся учет поступающей гуманитарной помощи, …в результате чего по ряду наименований товаров гуманитарной помощи расход составил больше, чем документально подтвержденное поступление.
В отдельных актах приема-передачи и накладных отсутствуют подписи и печати, подтверждающие прием гуманитарной помощи принимающей стороной Республики Южная Осетия».

Полагаю, любой мало-мальски грамотный ревизор, после ознакомления с 26-ю страницами этого акта проверки, уведомит Вас о том, что гуманитарная помощь была попросту разворована. Не вся, конечно, пережившему войну народу братской Южной Осетии наверняка что-нибудь перепало. А уж все остальное «подравнивали» под чутким руководством генерал-майора Костарнова.
Дело в том, что в период событий в Южной Осетии начальник ГУ МЧС РФ по РСО-Алания В.Н. Костарнов одновременно исполнял обязанности руководителя ГУ «Центр обеспечения деятельности по защите населения и территорий РСО-Алания от чрезвычайных ситуаций». Какими постановлениями о правилах приемки и отправки гуманитарной помощи для Южной Осетии он руководствовался, можно судить по результатам проверки, акт которой мы с Вами обсудили…
Ну, и в заключение, «на закуску», могу предложить Вам несколько фактов, которыми, видимо в силу их незначительности, или по какой другой причине, пренебрегают и ваши, и сторонние проверяющие:
В 2002 году МЧС Северной Осетии получило от республики в безвозмездное пользование ряд объектов завода «Электронкомплекс», на которых разместилась гуманитарная база МЧС. В 2005 году североосетинское МЧС было ликвидировано и преобразовано в республиканский Комитет по делам ГО и ЧС. Параллельно здесь создали и Главное управление МЧС РФ по РСО-А. В результате всех этих пертурбаций гуманитарная база МЧС непонятным образом «потерялась», обретя вскоре самостоятельное юридическое лицо и громкое название «Государственное учреждение «База механизированного отряда экстренного реагирования МЧС РСО-Алания».
В 2007 году полковник В.Н. Костарнов становится начальником Главного управления МЧС РФ по РСО-А и одновременно исполняющим обязанности руководителя Комитета по делам ГО и ЧС, на основе которого создается упоминавшееся ранее «Государственное учреждение при Правительстве РСО-Алания «Центр обеспечения деятельности по защите населения и территорий РСО-Алания от чрезвычайных ситуаций». Фактическое переименование обошлось государству в 13 миллионов рублей.
Свидетельство о ликвидации Комитета было должным образом оформлено в налоговых органах, однако, по имеющейся у нас информации, ликвидационные мероприятия не завершены по сей день. На то есть вполне объективные причины — уже после юридической ликвидации Комитета Виктор Николаевич принял на работу в несуществующую организацию больше 30 человек. То есть, организации нет, работы, соответственно, тоже, а зарплату люди получают. Кто эти люди и за что они получают деньги? — вопрос не праздный. Вот только задать его некому — в августе 2009 года г-на Костарнова «ушли» на заслуженный отдых, а человека на его должность, готового ответить за все грехи предшественника, Вы за год так и не отыскали…
* * *
В перерывах между гуманитарными акциями уже известное нам ГУ «База механизированного отряда экстренного реагирования МЧС РСО-Алания активно осуществляет финансово-хозяйственную деятельность, оказывая населению платные услуги по фильтрации воды (водочников в Осетии, как Вы понимаете, хватает), ремонту и мойке автомобилей.
Куда поступают доходы от указанной деятельности — нам неизвестно, ведь база, как мы выяснили, является самостоятельным юридическим лицом (ИНН 1503019225, ОГРН 1031500353708). А вот зарплату работники этого самого «лица» получают в… ГУ «Центр обеспечения деятельности по защите населения и территорий РСО-Алания от чрезвычайных ситуаций» (ИНН 1515914293, ОГРН 1081515000160). Центр же оплачивает и расходы по содержанию базы.
Проще говоря, зарплату народ получает в госучреждении, а доходы отправляют неизвестному дяде…

* * *
Уже 2 года сотрудники, проживающие в общежитии североосетинского МЧС при пожарно-спасательной части №2 (г. Владикавказ, ул. Куйбышева, 72 «а»), ежемесячно платят за коммунальные услуги в кассу ГУ МЧС по РСО-А. По установленным правилам, эти средства должны поступать на внебюджетный счет ГУ МЧС в УФК, с которого и оплачиваются коммунальные услуги общежития. На практике эти средства официально не учитываются и в казначейство не поступают — там такого счета вообще не существует. А расходы на «коммуналку» данного общежития погашаются за счет средств ГУ МЧС, то есть из федерального бюджета.
Аналогичная ситуация во владикавказских общежитиях СЧТКП (ул. Гвардейская, 30) и ГУ «Центр» (ул. Дзержинского, 70).

Все это, конечно, копейки в масштабах великой России — но ведь и курочка по зернышку клюет. Уверен, при наличии желания Вам не составит труда выяснить, на чей «прокорм» идут все эти «зернышки». В качестве консультанта я бы порекомендовал Вам протеже генерала Костарнова — Сергея Александровича Литвиненко. Тут, как говорится, и знания, и недооцененный до сей поры профессиональный опыт:

«26 марта 2004 года Литвиненко, являясь должностным лицом — помощником командира воинской части по ФЭР, с целью хищения денежных средств, платежным поручением №561 незаконно перечислил 46 823 рубля на счет сослуживца, который сам открыл в отделении Сбербанка России в гор. Кропоткин. 1 апреля 2004 года сослуживец М. (дело в отношении него прекращено за отсутствием состава преступления) получил и передал вышеуказанную сумму Литвиненко, который истратил ее на свои нужды.
…Литвиненко пояснил, что впоследствии при проведении ревизии он подменил платежное поручение №561 о перечислении средств (якобы являющихся задолженностью по денежному довольствию за один год) на счет М. на платежное поручение с аналогичным номером, датой и суммой на погашение налога на доходы физических лиц. …Также он пояснил, что преступление совершил, так как ему нужны были деньги».

Решением Майкопского гарнизонного военного суда от 28 марта 2006 года капитан С.А. Литвиненко был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 («хищение чужого имущества при отягчающих обстоятельствах») УК РФ и, с учетом смягчающих вину обстоятельств — чистосердечного раскаяния и наличия малолетнего ребенка, приговорен к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.
Через несколько месяцев чистосердечно-раскаявшийся Литвиненко был обласкан другом своего отца В.Н. Костарновым, и принят на службу в финчасть ГУ МЧС РФ по РСО-А. Спустя еще полгода по ходатайству управления Советский районный суд г. Владикавказа снял судимость, и Сергей Александрович возглавил финансовый отдел ГУ.
На этой должности С. Литвиненко трудится по сей день и, согласно имеющейся информации, по-прежнему нуждается в деньгах, уже действительно БОЛЬШИХ ДЕНЬГАХ… Если Вам, г-н генерал, интересно, мы готовы в следующем материале данного цикла более подробно рассказать о том, каким образом и в каких объемах Сергей Александрович теперь удовлетворяет свои непомерно разросшиеся «нужды».

P.S. Подводя итоги работы североосетинской прокуратуры за первое полугодие, прокурор РСО-Алания Владимир Векшин отметил, что средний размер взятки в республике составил 70 тысяч рублей. Это значительно больше, чем берут «на лапу» чиновники в других регионах России. Самыми жадными среди чиновников оказались сотрудники МЧС — они требовали у «клиента» взятку в размере 1,3 миллиона рублей.

About the author

UslqzWysxer